Моральная уязвимость рыночной системы
Роберт Скидельски
Project Syndicate | Thursday, March 13, 2008

Кажется, сегодня капитализму нет явной альтернативы, тем не менее, многие настроены против рынка, что хорошо выражено, например, в моралистическом противодействии глобализму. Поскольку ни одна из социальных систем не может долго существовать без моральной основы, вопросы, которые поднимают антиглобалисты, очень насущны и становятся все актуальнее в разгар текущего экономического кризиса.
 
Нельзя отрицать некоторые моральные ценности, присущие рынку. В конце концов, мы связываем моральные ценности с действиями, а также с их результатами, или, как говорится, «цель не оправдывает средства». С моральной точки зрения лучше, когда товары на наш рынок поставляют свободные рабочие, а не рабы, и когда мы можем сами выбирать товары, а не зависеть от их выбора государством. Тот факт, что рыночная система более эффективна, чем любая другая система в создании благосостояния и удовлетворения нужд является дополнительным бонусом.
 
Моральная критика рынка в основном основывается на его тенденции содействовать морально несовершенным принципам, отдавать преимущественное право мотивам, имеющим дурной характер, а также способствовать нежелательным результатам. Кроме того, капитализму не хватает справедливости.
 
Рассмотрим характер. Неоднократно утверждалось, что капитализм поощряет такие качества, как самоограничение, упорный труд, изобретательность, бережливость и рассудительность. С другой стороны, он стесняет наши добродетели, которые не приносят экономической выгоды, такие как героизм, честь, великодушие и жалость. (Отчасти, героизм еще находит свое место в идеализированной идее «героического предпринимателя»).
 
Проблема состоит не только в моральной неадекватности экономических ценностей, но в их исчезновении. Упорный труд и изобретательность все еще приветствуются, но самоограничение, бережливость и рассудительность, несомненно, начали исчезать с момента появления первой кредитной карточки. В зажиточном Западе каждый берет в долг, чтобы как можно больше потреблять. Долги затягивают Америку и Великобританию.
 
Адам Смит писал, что «потребление – это единственный конец и цель производства». Однако потребление не является этической целью. В обладании пятью машинами вместо одной нет позитивного качества. Потреблять нужно, для того чтобы жить, и потреблять больше, чем вам крайне необходимо, чтобы жить хорошо. Это и есть этическое обоснование экономического развития. С этической точки зрения потребление – это средство добродетели, и рыночная система представляет собой самое эффективное средство для вытаскивания людей из бедности: так это происходит с поразительными темпами в Китае и Индии.
 
Однако это не говорит нам о том, в какой момент потребление приводит нас к плохой жизни. Если люди хотят больше порнографии или наркотиков, рынок позволяет им потреблять эти товары до саморазрушения. Он поставляет в чрезмерном количестве некоторые товары, которые аморальны, и недопоставляет товары, которые моральны. Для качественной жизни нам нужно полагаться на моральные принципы, а не рыночную систему.
 
Несомненно, что винить рынок за аморальный выбор – это нечестно. Люди могут решать, когда прекратить потребление или что они хотят потреблять. Однако рынок руководствуется на особый мотив действия – Кейнс назвал его «любовь к деньгам», – которые старается подорвать традиционные моральные наставления. Парадокс капитализма заключается в том, что он преобразовывает алчность, жадность и зависть в добродетели.
 
Нам говорят, что капитализм открывает те желание человека, существование которых он не осознавал, и, таким образом двигает человечество вперед. Однако было честнее сказать, что рыночная экономика поддерживается стимулированием жадности и зависти посредством рекламы. В мире повсеместной рекламы нет естественного предела голодной погони за товарами и услугами.
 
Последним моральным недостатком капитализма является несправедливость. В идеальных условиях конкуренции на рынке при полноценной информации рыночная модель показывает, что все участники производства получают вознаграждение, равное их маргинальной продукции, т.е. за все платят действительную стоимость. Полноценная конкуренция и информированность обеспечивают свободу сделок (нет монопольной власти), и все ожидания удовлетворяются, т.е. люди получают желаемое. Справедливость в распределении, предположительно, обеспечивается справедливостью в обмене.
 
Однако ни одна из реально существующих капиталистических рыночных систем спонтанно не приводит к справедливости в обмене. Всегда присутствует некоторая монопольная власть, инсайдеры больше информированы, чем аутсайдеры, распространены неведение и неуверенность, и ожидания часто остаются неудовлетворенными. Справедливость в обмене должна обеспечиваться вне рынка.
 
Кроме того, тот вклад, который люди делают в рыночную систему, включает в себя не только их врожденные качества, но также их стартовые позиции, которые радикально различаются. Поэтому либеральная теория справедливости требует минимального равенства возможностей: попытка – насколько это соответствует личной свободе – устранить все те различия в жизненных шансах, которые возникают в результате неравенства стартовых позиций. В результате мы полагаемся на государство в предоставлении таких социальных благ, как образование, жилищное строительство и здравоохранение.
 
В конце концов, утверждение, что за все – в идеальных условиях – платят действительную стоимость становиться экономической, а не моральной оценкой. Это не соответствует нашей моральной интуиции, что руководитель высшего звена должен зарабатывать в 500 раз больше средней зарплаты своих рабочих, или нашей вере в то, если чья-либо зарплата на рынке не достаточна для поддержания жизни, то ему не должны позволить умереть с голода. По мере того, как наши общества стали богаче, мы стали считать, что каждый имеет право на минимальные стандарты, как в работе, так и в болезни или при безработице, которые позволяют поддерживать уровень определенного комфорта и благополучия. Рыночная система этого не гарантирует.
 
Пока на сегодняшний день у рыночной системы нет серьезного конкурента, она морально уязвима. Она попала в опасную зависимость от экономического успеха, так что в результате какого-либо крупномасштабного экономического кризиса обнаружится несостоятельность ее моральных ценностей. Решение не заключается в отмене рыночной системы, а придании моральности потребностям. Самый простой способ сделать это – это ограничить рекламу. Это сократит роль жадности и зависти в действии рыночной системы и создаст возможности для процветания других мотивов.